Иди и смотри: Sleeping Beauty


У студентки Люси (Эмили Браунинг) маленькая стипендия, не ахти какая работа, зато она красивая и выпивает. У нее есть немногословный друг, к которому она иногда заходит пропустить стаканчик и грустно полежать на кровати. В общем и целом, Люси даже не живет, а плывет по реке обстоятельств, что делает ее довольно равнодушной к миру и одновременно на все согласной: девушка пьет, где нальют и спит с кем предложат. Невыносимая легкость бытия приводит ее к тому, что она устраивается работать в тайный клуб, где разносит напитки практически полностью обнаженная, а потом ее повышают до "спящей красавицы". В ее новые обязанности входит раздеться, лечь, уснуть, проснуться через двенадцать часов и забрать гонорар.

Обруганный всеми, кем только можно и получивший на «Кинопоиске» довольно-таки унизительный балл (на imdb, что показательно, оценка выше), "Спящая красавица" – очень холодный, по-своему привлекательный и слегка высокомерный фильм, ключ к которому удается подобрать не каждому. Да и не каждому захочется этим заниматься. И дело не в том, что картина сложная – ничего сакрального там не сообщается. Просто она требует некоторой усидчивости и готовности пробиваться сквозь толщу льда – под всей этой надменностью, на самом деле, скрывается много боли, искренности и ранимой красоты. Ко всему прочему, весь этот стерильный (на первый взгляд), безупречно выдержанный мир приятно расцвечен деталями, сквозь которые пробивается человеческое, слишком человеческое: мюсли, заливаемые водкой на завтрак, неловкие, как бывают только в жизни, диалоги, какая-то трогательная заторможенность Браунинг. Даже жутковатая сцена про выбор губной помады здесь не кажется специальным трюком, придающим картине скандальность. Этот фильм - совершенно точно не крик из серии "смотрите, тут все голое, смотрите, тут валяются глубокие мысли". Он вообще гораздо дружелюбней к зрителю, чем может показаться.

Несмотря на то, что "Красавица" - настоящий "женский подряд" (в режиссерском кресле – Джулия Ли, продюсер – Джейн Кэмпион), и картина так или иначе задается вопросом, куда может привести девушку ее собственная сексуальность, она явно пролетает над темой феминизма как фанера над Парижем: вещью (в себе, практически) Люси делают не предписанные обществом правила и не дурное мужское племя, а она сама. И ее ситуация – не частный пример побега от внутреннего разлома, от нежелания вступать в контакт с реальностью, это довольно распространенный случай какого-то странного оцепенения перед миром, когда некуда идти и нечего любить. Никого не жалко, никого, ни тебя, ни меня, ни его.

Мария Ремига


comments powered by Disqus