«Хардкор»: OK, Let's Go


Киборг Генри просыпается в лаборатории, где его собирает по частям эффектная блондинка, которая оказывается его любимой женой (Хейли Беннетт). Памяти нет, голос не настроили, что произошло — непонятно, а тут еще в процессе сборки врывается телекинетик-альбинос (Данила Козловский), кидается непонятными фразами и похищает его только что обретенную возлюбленную. Затем появляется странный парень Джимми (Шарлто Копли), говорит, что он — его единственное спасение, ставит перед героем кучу безумных задач и исчезает. И вот Генри в центре Москвы без оружия, без голоса пытается стать хитрее смерти.

«Хардкор» — это первый боевик, целиком снятый от первого лица. Идея его создания пришла в голову не столько режиссеру Илье Найшуллеру, сколько продюсеру Тимуру Бекмамбетову. Посмотрев нашумевший клип Ильи Bad Motherfucker, Бекмамбетов предложил тому снять полнометражную картину в таком же стиле, после чего последовало долгое время размышлений и сбора денег. Задумка совместить кино и шутер от первого лица на бумаге кажется сомнительной — удовольствие от игры доставляет тот факт, что ты принимаешь решения и все выполняешь сам, а жанр кино, конечно, подразумевает какую-никакую концепцию. И то, что сделал Илья Найшуллер, можно по праву назвать революцией — он не просто выносил новую идею, но и успешно претворил ее в жизнь, взяв лучшее от обоих видов искусства. В фильме много отсылок к известным компьютерным играм, поначалу можно и провести параллель с «Адреналином», но и то, и другое — скорее лейтмотив для самостоятельного кино, а не сборник воплощенных желаний режиссера.

«Хардкор» — один из тех фильмов, которые почти полностью зависят от технического исполнения. Можно долго воспевать смелость и профессионализм паркурщика, который и есть тот самый Генри — в фильме он выполняет просто немыслимые трюки — но главная ценность всей этой доблести в том, что она нужна не просто для того, чтобы пару раз сказать «вау». Именно метод съемки на камеру GoPro и безмолвность главного героя дают зрителю на время забыться и представить, что это все происходит с ним. Картина выпускает внутреннего зверя и дает ему побезумствовать. Повествование от первого лица ставит дополнительные сложности перед создателями: события должны происходить непрерывно как во времени, так и в пространстве, поэтому режиссер прибегает к некоторым уловкам для соблюдения этих правил. Генри порой отключается, и экран темнеет, оставляя что-то за кадром. Географическая точность вообще никого не волнует: с Андреевского моста можно попасть прямиком на Арбат, и все это будет выглядеть как сцена без монтажных склеек. Это действительно здравая мысль, потому что удлинять фильм на час необязательных эпизодов ради сохранения топографического единства — достижение технаря, а не кинематографиста. Отличным примером тут является «Виктория», где на алтарь технических достижений создатели пожертвовали возможность съемки удачного дубля, осмысленные диалоги и общую динамику.

За что хвалишь фильм, за то придется и поругать. Погрузить зрителя в происходящее вышло на сто процентов, но так как оператор — это актер в главной роли, который постоянно участвует в экшн-сценах, картинка на экране постоянно трясется и смазывается, и под конец укачает даже тех, кого возьмут в космонавты. Дополнительный момент, над которым надо всерьез задуматься перед походом в кино, — это ваше отношение к виду жестокости. Найшуллер ни с кем не церемонится: на экране вспарывают кишки, разворачивают грудную клетку и выдирают глаза. Моралистам на сеансе в принципе делать нечего — это поэзия низкого жанра, но все же поэзия, надо заметить. Хоть автор и упивается технической составляющей картины и воссозданием всех возможных видов схваток, это не отменяет наличия полноценного сюжета с неожиданными поворотами. Вселенная «Хардкора» объясняется только в рамках того, что слышит сам главный герой, поэтому там есть чему удивиться и что самому додумать. Бессмысленно, да и не нужно отрицать, что главная цель этого фильма — развлечь зрителя, дать почувствовать себя классным парнем с оружием в руках, но почему за это должно быть стыдно?

«Хардкор» — это русская картина, которая совсем не кажется таковой, что, согласитесь, в каком-то роде комплимент. Но самое главное — это отличное жанровое и авторское кино, которое не просто может встать в один ряд с иностранными представителями, но и чему-то их научить.

Анастасия Муяссарова


comments powered by Disqus