«Элвис и Никсон»: Фотография 9 на 12


Декабрь 1970-го года. У ворот Белого дома материализуется странная фигура в черном, которая при ближайшем рассмотрении оказывается Королем рок-н-ролла Элвисом Пресли. Он просит охранников передать письмо президенту и всячески настаивает на личной встрече. Дело в том, что Элвису небезразлично будущее Америки, он хочет помогать молодому поколению и вообще творить добро, нести свет и прочая, прочая, прочая. Охранники недоумевают (хотя втайне хотят автограф), говорят что-то там про строгие правила, но в итоге письмо относят. Президент от перспективы встречи с Элвисом, как ни странно, не в восторге, поскольку тот жаждет получить жетон Федерального агентства по борьбе с наркотиками, чтобы внедряться в сомнительные социальные ячейки, будь то коммуна хиппи или группа The Rolling Stones и искоренять корни нарко-зла. Благая цель, однако непонятно, какого черта Никсон должен «дарить» такие полномочия музыканту, пусть и планетарного масштаба.

Экранизация исторического анекдота — сама по себе довольно странная затея, тем более для полнометражного фильма, однако в случае со встречей Пресли и Никсона особых вопросов не возникает: масштаб фигур настолько велик, что грех не попытаться объять необъятное. К тому же, стенограммы события не существует в природе, все детали аккуратно растворены в мемуарах свидетелей, что позволяет съемочной команде дать волю фантазии. Впрочем, в «Элвисе и Никсоне» создатели решили не гнаться за эксцентрикой, а попытались придать истории дополнительный смысловой объем, вписав туда парочку сюжетных линий, связанных с помощниками президента и лучшим другом Элвиса, который искренне любит Короля и видит в нем не поп-икону, а живого человека. Ход довольно логичный (всю встречу на 80 минут не растянешь, а показывать что-то все-таки нужно) и даже похвальный, ибо придает картине некую глубину, заставляет сопереживать героям, однако в целом возникает такой эффект «Прогулки» Земекиса: все, что идет до рандеву, воспринимается не иначе как прелюдия, репетиция оркестра, и наблюдать за этим не всегда интересно.

На один остроумно придуманный эпизод приходится два-три проходных; попытка представить Элвиса как обычного человека со своими слабостями и страстями сводится к набору банальностей, сказанных отражению в зеркале («все воспринимают меня, как предмет, никто не видит меня настоящего»), все остальные герои — умные, забавные, смелые — все равно кажутся в первую очередь «свитой» Пресли, ослепленной его волшебным сиянием. Никсона здесь и вовсе прискорбно мало, и прописан его персонаж куда более схематично — строгий, закрытый, но любит семью. Некая карикатурность персонажей скомпенсирована захватывающей игрой Шеннона и Спейси, но то, что они потрясающие актеры, далеко не новость. Впрочем, смотреть фильм все равно приятно: есть в нем какая-то симпатичная расслабленность, подкупающая обесточенность; собственно, главный акт — сама встреча — поставлен очень живо и легко, как будто не титаны схлестнулись в словесной схватке, а два старых добрых знакомых решили поговорить о важном и сделать фото на память.

Мария Ремига


comments powered by Disqus