Пусто в душе, как в графине у алкоголика


На 37-м Московском международном кинофестивале состоялись громкие премьеры российских фильмов с одной заглавной темой, но снятых совершенно по-разному. Объединяют эти картины и одинаковые фамилии в графе «режиссер»: вне конкурса шла работа Александра Прошкина «Райские кущи», а его сын, Андрей Александрович, представил зрителю «Орлеан», который боролся за главный приз в конкурсной программе.

«Райские кущи» — экранизация пьесы Александра Вампилова «Утиная охота» (но без упоминания автора в титрах, того пожелали родственники драматурга), перенесенная в наше время. Ее главный герой, Виктор Зилов — бездушный, эгоистичный баловень судьбы, уверенный в себе и своей физической полноценности. Казалось бы, все в его жизни прекрасно: карьерный взлет, возродившаяся страсть в отношениях с красавицей женой, переезд в новую квартиру элитного района, который и зовется, собственно, «Райские кущи». Но нет Зилову счастья от этих подарков судьбы и непросто ему их принять, ему на все наплевать, мечтает он лишь об одном — убежать от реальности на утиную охоту.

Первоисточник картины в свое время наделал много шуму: пьесу не пропускали цензоры, отказывались печатать редакторы с условной пометкой «разоблачение советского строя». Проблемы сегодняшнего дня не менее острые, чем и в то время (пьеса написана в 1967 году, впервые опубликована — в 1970): тут вам и шутка про Крым, и про то, что у России нет надежды, совесть по-прежнему продается, а человек предает себя и свои принципы. Перенос пьесы в современность не помешал Зилову быть тем же «антигероем времени» с теми же проблемами: у него болезнь пустоты, он изменяет жене, лицемерит, унижает и капризничает. Как сказал сам Александр Прошкин, Вампилов создал не просто пьесу, а матрицу, которую можно наложить на любое время со всеми его бедами, со всем, что происходит с человеком. «Райские кущи» — пронзительный и нужный фильм для поиска ответов на главные вопросы. После просмотра так и хочется уйти в себя и поразмышлять о жизни.

Орлеан — маленький городок российской глубинки с мусорной свалкой на въезде. Нежданно-негаданно в городе появляется некий господин, называет себя экзекутором и начинает проводить морально-нравственный роуминг местным жителям: распутной парикмахерше, беспринципному доктору и местному следователю-антисемиту, который не гнушается убийствами. Экзекутор пытается напомнить героям о такой штуке, как совесть, и открывает им глаза на прописную истину: за «скелеты в шкафах» рано или поздно приходится платить.

Фильм очень сложно отнести к какому-то конкретному жанру. Режиссер Андрей Прошкин описывает картину как «серьезная, даже мрачноватая морализаторская притча о сегодняшнем дне, но сделанная в жанре гротескной и даже хулиганской комедии». Фильм вообще можно назвать трэшем, если понимать под этим словом нечто экзотическое, не похожее на привычное и абсурдное. В фильме органично слились и драма, и комедия, и мистика. А подано это зрителю все в виде притчи с моралью в конце, которую не всякий примет: одно из нравоучений фильма «аборты — это плохо». Эдакий морализаторский трэш. Герои «Орлеана» говорят философскими высказываниями, хотя насквозь пропитаны бытом, и вообще живут на низких частотах. До боли знакомые ситуации, характерные для нашей страны, оставляют ощущения не только комизма, но и горечи. Например, один из диалогов в парикмахерской на тему все тех же абортов начинается с вопроса «как же нам хватит людей на войну с американцами?», в ответ замечательное «на американцев еще хватит, а вот на китайцев — уж точно нет». Сюда же высказывание на то, что если запирать ребенка в шкафу, то он «либо с ума сойдет, либо государством будет управлять в ручном режиме». Это все, конечно, смешно, но смеемся мы над собой. Именно в такую ситуацию и ставит нас автор. И это история не только сегодняшнего дня. Фильм рассказывает о человеческих грехах, о наших личных допусках, на которые мы закрываем глаза и с которыми живем принципиально беспринципно.

Кино это, в общем, для российского кинематографа очень специфичное, и выглядит смелым экспериментом, который, скорее, удался, а не наоборот.

Еще хочется упомянуть о саундтреке, написанном британской группой The Tiger Lillies специально для «Орлеана». Группа играет в стиле панк-кабаре, который как нельзя лучше сочетается с этим странноватым фильмом. Но морализм картины чуть было не привел к страшному: фронтмен группы, пересмотрев фильм, отозвал права на музыку, мол «у нас есть разночтения мировоззренческого порядка». После долгих переговоров все разрешилось, но в финальных титрах можно увидеть строчку «Позиция группы не совпадает с позицией авторов фильма». И их тоже можно понять, ведь женщина, как и любой человек, вправе распоряжаться своим телом, как пожелает (да, от темы абортов в фильме хочется закатывать глаза).

Нельзя умолчать и про актерский состав обеих картин. Это те фильмы, которые зовутся фильмами-ансамблями. Евгений Цыганов в роли Зилова из «Райских кущ», конечно, не Олег Даль, сыгравший ту же роль в киноленте «Отпуск в сентябре», но все же это его чуть ли не лучший перформанс. Как и у Елены Лядовой в «Орлеане», которая предстала перед зрителем в совершенно непривычном образе (и получила, кстати, на ММКФ награду за лучшую женскую роль). Лядова впервые отошла от образа плачущей женщины с нелегкой судьбой. Радует, что ей разрешили немного похулиганить. Вкупе с ее прошлыми работами можно уверенно сказать, что она стала одной из ведущих актрис нашего кинематографа. Главное, чтобы у нее в будущем материал был соответствующий, а то станет скатываться до всяких ремейков «Служебного романа», как некоторые. Самая ответственная роль в «Орлеане» у Олега Ягодина, актера с большой буквы, который, к сожалению (а может, и к счастью) очень редко снимается в большом кино, он предан сцене «Коляда Театра» в своем родном Екатеринбурге. Есть еще один интересный человек, снявшийся в обоих фильмах — Виталий Хаев. Герои его диаметрально противоположны и за такими перевоплощениями наблюдать одно удовольствие. Он как взорвавшаяся электростанция. Откуда взялся весь этот запал — вообще непонятно. Ну а что до Чулпан Хаматовой («Райские кущи») и Виктора Сухорукова («Орлеан»), то они в восхвалении давно не нуждаются. Как говорится, до идолов дотрагиваться нельзя — позолота к пальцам пристает.

Анастасия Фролова


comments powered by Disqus