Две или три вещи, которые я знаю о «Докере»
Maria Remiga,

Сегодня в Москве состоялось закрытие международного фестиваля документального кино «Докер», который мы преступно прогуляли — в поле нашего зрения попало всего несколько картин. Но есть и хорошие новости: все они оказались достойными внимания.


Плацкарт
реж. Родион Исмаилов

Лаконичный фильм о путешествии по самой длинной железной дороге в мире, то бишь по маршруту «Москва — Владивосток». Легкая структура, точная камера, десятки живых лиц — картина пролетает на одном дыхании. Понятно, что главный герой тут — Россия, и попытка рассказать о ней простыми словами порой приводит к моментам банальным, неловким или нарочито вышибающим слезу, но по итогу все равно пробирает до костей. В художественном кино у нас мало кто умеет слышать устную речь, здесь же она течет бурной горной рекой — редкое счастье.


Что находится за холстом? (Из Тишнова в Прагу, или Как Карел Вахек перевозил свои картины)
реж. Гаукур Галлссон

Легкая пьеса о легенде чешского кино, руководителе кафедры документального кино в FAMU Кареле Вахеке, который спустя 35 лет решил вернуться к живописи. За 12 минут масштаб личности прочувствовать трудновато, зато вполне можно успеть заинтересоваться этой титанической фигурой. Вахек — убежденный бунтарь, увлекательно снимавший про первые демократические выборы в парламенте Чехословакии, а его фильм «Породнившиеся выбором» стал важнейшим кинодокументом Пражской весны. Тем интереснее, что в ленте Галлсона его пламенность слегка приглушена, и разговор получается более интимный. Воспоминания и бытовые детали наслаиваются друг на друга, складываясь в любопытную зарисовку о человеке, который спустя внушительную карьеру не боится вернуться к старту — в той или иной степени.


Miluj mě, jestli to dokážeš / Люби меня, если сможешь
реж. Дагмар Смржова

Социальная тематика и секс — не самые уживчивые соседи, но в картине «Люби меня, если сможешь» царит гармония. Взяв тему неоднозначную и откровенную (лента повествует о зарождении сексуальной помощи инвалидам в Чехии), режиссер ловко балансирует на тонкой жердочке. Камера не отворачивается ни на минуту, детально документируя все болезненные точки, но при этом не спекулирует, не пытается шокировать или навязаться. В итоге получается интересная и местами очень трогательная картина, негромко, но веско задающая неудобные вопросы, на которые общество еще долго не сможет найти однозначные ответы.