«Преисподняя»: Опиум для никого
Сергей Кощеев,

Преисподняя / Brimstone
Режиссер: Мартин Кулховен
В главных ролях: Дакота Фаннинг, Гай Пирс, Кэрис ван Хаутен, Кит Харингтон, Пол Андерсон и др.
Дата премьеры в РФ: 12 января 2017

Немая женщина по имени Лиз живет вместе с мужем и двумя детьми в типичном городке Дикого Запада и подрабатывает акушеркой. Однажды в город приезжает священник, и Лиз, испуганная, пытается избежать всяких контактов с ним, но безуспешно. Служитель явно одержим главной героиней, и, чтобы добраться до нее, не остановится ни перед чем. Вскоре становится очевидно, что этих двоих связывает какая-то давняя история, скрытая от наших глаз.

Много вопросов возникает в голове при просмотре вестерна Мартина Кулховена, но их можно свести к нескольким главным: почему так смешно? откуда здесь эти люди? зачем вообще это все? Долго вынашиваемый проект, полностью подконтрольный самому режиссеру и им же написанный, получился в итоге просто смехотворным и кустарным убожеством. Более всего это напоминает великую картину Сюзанны Бир «Серена», переснятую Заком Снайдером. Убийственная серьезность, заунывные оркестровки, библейские отсылки — мягко говоря, все это выглядит странно в фильме, в котором душат героя собственными кишками, а Кит Харингтон удавливает мужика с крыши сельского туалета, пока жертва справляет нужду (возможно, главная комедийная сцена года). Также стоит отметить псевдофеминистический посыл, из-за неуклюжести подачи выливающийся в набор сцен, от которых у режиссера, по-видимому, встает.

Повествование строится по нелинейной структуре, от позднего к раннему и обратно, но данный подход оказывается ошибочным чисто в эмоциональном плане. Герои становятся скорее не таинственными, а невнятными, и к тому моменту, как история наконец раскрывается, внимание ко всему действу полностью рассеивается. При подобном построении становится важна гибкость режиссерская и сценарная, иначе оно торчит каркасом сгоревшего здания. И в случае Кулховена здание охренительно большое — хронометраж составляет два с половиной часа, во время которых даже смеяться над чем-то вопиюще плохим устают мышцы лица.

Про актерские работы при всем вышеупомянутом говорить сложно, но стоит выделить особо выдающиеся: здесь это Гай Пирс и Кит Харингтон. Первый местами переигрывает настолько, что напоминает Николаса Кейджа в его лучшие дни, второй же вообще будто зашел на огонек из сэндлеровской «Нелепой шестерки». И ведь все это было бы нормально, если бы кино изначально позиционировалось и создавалось как эксплотейшн, эдакий лихой би-муви, но куда там! Находясь практически постоянно в этих территориях, а ближе к концу вообще ударяясь в слэшер c deus ex machina а-ля «Пятница 13-е», Кулховен остается до абсурдного серьезным, и становится непонятно, как он это смог сделать. Страсть к делу, очевидно, но в таком случае «Преисподняя» — отличная экранизация довольно прозаичного принципа, что полная самоотдача порой не имеет никакого значения.

Сергей Кощеев