Берлинале 2017: «Мужененавистницы»
Maria Remiga,

Мужененавистницы / The Misandrists
Режиссер: Брюс Ля Брюс
В главных ролях: Сусанна Захсе, Вива Руис, Кэмбра Фолер, Каприс Кроуфорд

Каждому режиссеру — по своему «Пределы контроля». Теперь вот есть и у Брюса Ля Брюса — звезды квир-кино, Джона Уотерса от арт-порнографии, синефила и просто интересного человека. Строго говоря, практически любую его работу можно классифицировать как фильм-манифест, где на бумажке аккуратно выписаны все необходимые культурные коды и признаки стиля. Однако в «Мужененавистницах» накал страстей сопоставим с фонтаном крови, бьющим прямо в зрителя, который при этом вместо того, чтобы уворачиваться, радостно смеется. Правда, смех здесь скорее служит защитной реакцией, потому что Брюс по привычке не жадничает с крупными планами пенетрации и радикальными решениями насущных проблем типа наличия вредоносных органов между ног. Вышел ежик из тумана, вынул ножик из кармана.

Как можно понять по названию картины, старикам здесь не место мужчинам в пространстве кадра никто не рад и даже больше, чем не рад. Действие фильма происходит в a secret cell of feminist (как говорит нам лаконичное описание со странички Kickstarter, где собирались деньги на все это веселье). Целым классом разнокалиберных девчонок заправляет воинственная Big Mother (Сусанна Захсе, постоянная актриса Ля Брюса), у них есть свод правил, ритуалы и занятия, направленные на освобождение мира от оков патриархата и капитализма. Все меняется, когда одна из девушек, Изольда, притаскивает в подвал мальчика со смутной травмой, и у них там случается что-то типа любви. У Изольды, впрочем, есть и другой кот в мешке, не менее губительный для системы, любовно выстроенной Матерью.

Если предыдущий фестивальный фильм Ля Брюса «Геронтофилия» можно было назвать зрительским и даже советовать его не только коммунистам, постмодернистам и другим людям со смешными приставками в определениях, то с «Мужененавистницами» снова без шансов: это старый добрый Брюс Ля Брюс, ультранасилие встречает безудержный эротизм, и вместе они идут громить старую модель мира. Конечно, с годами у режиссера отполировалась техника, спутать его с кем-то другим тоже вряд ли представляется возможным, но в этом и проблема: когда радикал обретает стабильность, он перестает быть радикалом. Как говорила великая женщина Инга Хумпе, панк — это постоянное нарушение собственных же правил. Здесь же пробежки с оружием наперевес совершаются по проторенным дорожкам, они по-прежнему бодрящие, любопытные, пугающие (нужное подчеркнуть), но хардкор-задор постепенно сменяется ощущением, что точно знаешь, что в следующую минуту ты увидишь на экране.

«Геронтофилия» тем и была хороша, что, ну, кто бы мог подумать, что Брюс еще и так умеет, но главное — она протаскивала все эти идеи про тотальное разрушение табу и гендерную свободу на доступную территорию, где режиссера могли услышать люди, которым нет дела до тех, кто не вписывается в стандартные рамки. Здесь же все для своих, но свои и так в курсе положения дел. Впрочем, если не делать сложное лицо, то в сухом остатке мы получаем довольно забавную террор-комедию, напичканную культурными отсылками в диапазоне от «Бамбу» до «Корабля дураков», нечто среднее между брюсовским же «Малиновым рейхом» и «Безумным Сесилом Б». А что до заплывов в новые воды, то это, видимо, как-нибудь в другой раз.

Мария Ремига