Берлинале 2017: «О теле и душе»


A Teströl és Lélekröl / О теле и душе
Режиссер: Ильдико Эньеди
В главных ролях: Александра Борбей, Золтан Шнайдер, Эрвин Надь

Эндре — доброжелательный, немного уставший на вид мужчина средних лет, — работает на скотобойне директором, ведет размеренную жизнь и видит красивые сны про дикую природу. В этих снах он грациозно бродит оленем по заснеженным лесам и робко пытается завязать дружбу с таким же грациозным рогатым существом женского пола. Магия этих ночных прогулок не выплескивается в грубую реальность до тех пор, пока на работе не появляется новая сотрудница, аутичная блондинка Мария. Она строго (до тошноты) следит за контролем качества мяса на скотобойне, ведет размеренную жизнь и тоже видит сны про дикую природу — абсолютно такие же, как и Эндре.

Есть что-то бесконечно обаятельное в том, что пока мировой кинематограф бросает на раскаленную сковородку проблемы неравенства и политические призывы, Берлинский кинофестиваль выигрывает фильм, чей голос звучит не громче плеска воды по горным камням. Этот факт, впрочем, не делает его шедевром или картиной-без-которой-вам-нечего-делать-на-земле-этой-грешной, скорее наоборот, «О теле и душе» осторожно отодвигается на край стола от всех, кто не расположен к длинному и обстоятельному разговору. При этом его трудно назвать неприветливым: первые сорок минут (лучшие) режиссер аккуратно выдерживает тон расслабленной комедии, постепенно замедляя темп, но не настолько, чтобы зритель впал в анабиоз. Кроме того, чисто визуально это довольно красивое кино, так что любители рассматривать, а не смотреть, в накладе не останутся.

Как любой фильм с двойственной природой, «О теле и душе» открыт к интерпретациям: начиная от названия, отсылающего к Ницше и заканчивая невольными ассоциациями с Upstream Color, где режиссер также экономил на словах. Здесь, конечно, все куда более приземленно, если не сказать банально — весь условный, простите, магический реализм тает как пломбир на солнце, когда герои начинают перетаскивать свои отношения из поля снов в реальность, а под конец вообще случается такой немного Зигмунд Фрейд. Это обидно: если вначале фильм завораживает, то под финал закрадывается предательское чувство, что тебе сейчас вручат конспект с выводами о том, куда приводят мечты и где кончается внеземная (в данном случае буквально) любовь и начинается быт. Впрочем, в жизни, кажется, тоже все так и происходит, и от опьянения нежностью до суровой трезвости — один шаг. Или сон.

Мария Ремига


comments powered by Disqus