«Люди Икс: Апокалипсис»: Семь Бед — Один Магнето


В российский прокат вышел фильм «Люди Икс: Апокалипсис» — долгожданная третья часть ребута франшизы о мутантах. Сюжет предыдущей картины дал Брайану Сингеру фантастически жульническую возможность создать абсолютно новую историю и распорядиться огромным временным отрезком на свое усмотрение. Разумно ли воспользовался режиссёр таким подарком — читайте в нашей спойлер-фри рецензии.


Сюжет фильма берет начало в 3600-м году до нашей эры в Египте. Могучий мутант Эн Сабах Нур привычно собирается переместить своё сознание — на этот раз в молодое и красивое тело Оскара Айзека — чтобы продолжать вечно и счастливо править всем миром. Но не тут-то было: во время церемонии происходит тихая местная революция, и Апокалипсис, хоть и успевший закончить перемещение, оказывается погребенным под целой пирамидой и маленькой тележкой камней.

Затем мы переносимся в 1983-й год — с момента событий в Вашингтоне, описанных в предыдущей части франшизы и стоивших Америке Белого дома и стадиона, прошло десять лет. После подвига Рэйвен, изменившего ход истории и предотвратившего массу неприятных событий, люди начинают постепенно привыкать к мутантам, а те, в свою очередь, живут тихой и размеренной жизнью. Чарльз Ксавьер обучает детишек с необычными способностями, Хэнк Маккой ему в этом помогает, а Эрик... остановимся на том, что он живет в Польше под именем Хенрика Гуржски и работает на заводе. И вроде бы и жизнь хороша, и жить хорошо, но внезапное воскрешение Апокалипсиса ставит жирный Икс на спокойствии всего населения планеты: пробудившись и посмотрев телевизор, он понимает, что человечество пало ниже некуда (неудивительно), и надо его срочно истребить.

Режиссёр картины Брайан Сингер сразу предупредил, что образ жизни и характеры некоторых персонажей будут сильно отличаться от уже привычных нам — дескать, много воды с предыдущей встречи утекло. Но эти никаким образом не объясненные изменения могут оставить массу вопросов в голове у дотошного поклонника. Особенно это касается Магнето (Майкл Фассбендер) и Мистик (Дженнифер Лоуренс). Как говорится, забудьте всё, что вы знали об Эрике Леншерре: к положению, в котором мы находим его в начале фильма, придираться не будем, но, чтобы не наспойлерить, просто отметим, что действия властителя металла в концовке фильма абсолютно не сочетаются ни с его мировоззрением, непробиваемо сложенным за всю историю кинофраншизы, ни с тем, что делают с ним в начале картины злобные сценаристы. Мистик же теперь является героиней всея мира мутантов, но где она была эти десять лет и как этот героический образ поддерживался на протяжении всего этого времени, не ясно, да и не слишком желанная роль командира отряда дается ей с трудом. Внешний вид героев, тем не менее, практически не изменился — и, прикидывая в голове, что с событий фильма «Люди Икс: Первый класс» прошло аж двадцать лет, невольно пытаешься вспомнить, не упоминался ли где-то секрет внешнего нестарения мутантов: за все эти годы менялась разве что прическа Чарльза Ксавьера.

В 2011 году Мэттью Вону удалось собрать замечательный каст для изображения героев оригинальной франшизы в молодости. Эти персонажи, без сомнения, полюбились всем поклонникам, но сейчас мы вынуждены констатировать отсутствие у них развития: на протяжении двадцати лет своей жизни герои по большей части топчутся на месте и повторяют одно и то же. В «Апокалипсисе» мы также видим юных, в будущем легендарных Людей Икс, которых мы уже знаем взрослыми. Джин Грей, Скотт Саммерс и Ороро Монро, сыгранные Софи Тернер, Таем Шериданом и Александрой Шипп соответственно, безукоризненно хранят отголоски величия будущих себя и даже нравятся, но в душу не западают. И это проблема лишь того, как прописаны их персонажи — по большей части никак, на это просто не хватило бы экранного времени. У Псайлок в исполнении Оливии Манн вообще практически нет реплик — она лишь красиво бегает по развалинам в весьма откровенном костюме, но Ангел (Бен Харди) и этим похвастаться не может. Особую симпатию вызывают разве что Курт Вагнер в исполнении восходящей звезды Коди Смита Мак-Фи и уже успевший полюбиться абсолютно всем, причем за одну-единственную сцену в «Днях минувшего будущего», Пьетро/Питер/Петруха Максимофф (Эван Питерс). На фильм можно идти уже ради одного эпизода с его участием, приправленным бессмертной Sweet Dreams Eurythmics.

Главный злодей картины — великий и могучий мутант Апокалипсис в исполнении Оскара Айзека — в данном фильме представляет собой полный энсабахнур. Ладно, признаемся, мы гиперболизировали, но первый мутант на Земле, перерождавшийся сотни раз, сменивший сотни тел и овладевший бессчетным числом способностей, считающий себя богом и называющий Магнито «сын мой», не внушает страха, несмотря на обширные разрушения, мгновенное превращение людей в песчано-огненное месиво и проч. Половину фильма он бегает за своими будущими Всадниками Апокалипсиса, создавая впечатление, что без них он вообще никуда не годится; необъясненный факт его внезапного пробуждения тоже оставляет вопросы. Апокалипсис, скорее, смотрится здесь не антагонистом, а переломным барьером в сознании некоторых ключевых персонажей, заставляя их finally see the light и finally realize: кто-то позволяет себе раскрыть свою пугающую силу, кто-то вдруг осознает, к чему и к кому на самом деле лежит его сердце.

В целом же к актерским перформансам как новичков франшизы, так и давних её участников придраться трудно — и дело даже не в бесспорном наличии таланта у всех этих людей, а в том, что играть там, грубо говоря, особо и нечего. С добавлением новых персонажей сюжет явно расфокусируется, и попытка запечатлеть Винни-Пуха и всех-всех-всех привносит ощущение поверхностности и сумбурности — но всё же множественные ответвления складываются в цельный паззл. Однако для полного понимания этого паззла нужно быть более-менее в курсе истории персонажей и событий фильмов не только ребута франшизы, но и оригинальной трилогии, иначе многие вещи, порадовавшие фаната, зрителем-новичком будут просто недопоняты. Композиция картины также немного «прыгает»: отдельные эпизоды заставляют внутренне визжать от восторга, а некоторые сцены и даже сюжетные ветки кажутся затянутыми или вовсе лишними. Особенное раздражение вызывает притянутая за уши любовная линия Чарльза Ксавьера (Джеймс МакЭвой) и Мойры Мактаггерт (Роуз Бирн). Также стоит сказать, что, если вы идете на фильм только ради почти традиционного камео Росомахи в лице Хью Джекмана, учтите, оно невероятно короткое, но зато за эти несколько минут экранного времени Логан успевает перекрошить кучу людей и в первый раз увидеться с Джин Грей.

Тем не менее, фильм не вызывает скуки и смотрится легко. Создается впечатление, что создатели картины хотели как можно больше побаловать фанбазу и заставить героев поступать соответственно её давнишним ожиданиям, что, несмотря на очевидные вышеперечисленные отрицательные моменты, дарит какую-то восторженную радость. За давно знакомых героев так или иначе переживаешь и держишь кулачки, видеть их на экране — уже большое удовольствие, и уходить после завершения сеанса не хочется совершенно. Кстати о завершении сеанса: традиционная послетитровая сцена в фильме присутствует и особенную подсказку даст тем, кто знаком с оригинальными комиксами, но ждать её придется аж восемь минут — за это время Ртуть успел бы поставить игровые автоматы с Pacman во всех офисах 20th Century Fox.

В одном из эпизодов фильма молодые мутанты выходят из кинозала с сеанса «Возвращения Джедая», обсуждая франшизу в целом, и Джин Грей говорит фразу, которую Брайан Сингер может напечатать на табличке и показывать каждый раз, когда ему зачитывают очередную отрицательную рецензию: «Третий фильм всегда худший». Мы не налепим на него громкий ярлык «худший», а вооружимся неиссякающими гуманизмом и оптимизмом Профессора Икс, сосредоточимся на положительных сторонах картины и будем с нетерпением ждать следующего возвращения любимых персонажей.

Даша Постнова


comments powered by Disqus