Антониони


Сегодня день рождения у Микеланджело Антониони – классика европейского авторского кино, поэта отчуждения.

Режиссер стал знаменит после выхода «тетралогии некоммуникабельности», в которую входят «Приключение», «Ночь», «Затмение» и «Красная пустыня». Международный успех пришел к нему после «Фотоувеличения» – это был его первый англоязычный фильм, который очень тепло приняли как в Европе, так и в Америке и спустя много времени вообще стал библией для хипстеров (это комплимент).

После изобретения Википедии нет смысла по пять раз пересказывать его биографию или делать подборку лучших фильмов, вы все и так знаете (а если не знаете, то вы точно понимаете, что нужно сделать), поэтому мы просто выбрали некоторые высказывания самого режиссера, а так же мнения коллег по цеху о нем, дабы еще раз вспомнить какой это был талантливый и уникальный человек.

Говоря о моем фильме «Крик», французские критики вывели новую формулу: «внутренний неореализм». Я никогда не думал о том, чтобы дать название тому, что для меня всегда было насущной потребностью, начиная с того самого фильма о душевнобольных, – вглядываться внутрь человека: какие чувства и мысли движут им на его пути к счастью, или к несчастью, или к смерти. Я никогда не «задавал» себе тему, для того чтобы перенести ее в фильм.

Я ненавижу запрограммированные фильмы. Я стараюсь просто рассказывать или, скорее, показывать истории и надеюсь, что они понравятся зрителю, даже если они горькие. Жизнь не всегда весела, и нужно иметь мужество смотреть на нее со всех сторон.

Я очень боюсь и публики, и критиков. Я бы хотел предупредить их, объяснить им некоторые вещи, прежде чем они пойдут смотреть фильм. Не помню, кто сказал, что книги – и фильмы, добавлю я от себя, – должны быть судимы как преступления представителями судебных властей и в присутствии присяжных заседателей, но что при этом нужно заслушивать как обвинение, так и защиту.

Я не являюсь теоретиком кино. Если вы спросите меня, что такое режиссура, моим первым ответом будет: я не знаю. А вторым: все размышления на эту тему содержатся в моих фильмах.

Не делайте из меня философа современной жизни – кем я просто быть не могу. Персонажи моих фильмов – это персонажи, не надо воспринимать их ни как живого человека, ни как некий символ. Не пытайтесь вынести мораль из их жизненной ситуации. Воспринимайте их как что-то реагирующее с вашим сознанием, превращающееся в личный эмоциональный опыт.

Кинематограф, который мне нравится, - это такой кинематограф, в котором образы создают ощущение правды, не теряя при этом силы воздействия. Не нужно никакой чрезмерной увлеченности, восторгов и интеллектуальных причуд; что нужно действительно уметь – так это смотреть в лицо фактам, не отводя взгляда.

Актер кино не должен мыслить, он должен существовать.

Нашли приквел к бесогону. Н.С. поговорил с Витти об Антониони:

Я спрашиваю себя, а может ли быть великий киноактер? Рефлексирующий актер в глубине души надеется на то, что он великий. Но эти амбиции тяжелое бремя для актера, они лишают его исполнение искренности, правдивости… Простота – наилучшее средство для достижения правды образа.

Вим Вендерс об Антониони:


comments powered by Disqus