Amfest-2017: «Ингрид едет на Запад»
Maria Remiga,
В этом году создатели «Ингрид едет на Запад» поставили на свою полку приз за сценарий имени Уолдо Солта — и где-то первые минут тридцать это и правда очень «санденовский» фильм. Размеренный темп, обесточенные диалоги, главная героиня, лишенная каких-либо черт, кроме маниакальной любви к Instagram, красивые разгильдяи на втором плане — кажется, что еще немного, и картина провалится в чуть ядовитую, но в целом беззлобную сатиру на поколение айфонов.

Ingrid Goes West / Ингрид едет на Запад
Режиссер: Мэттью Спайсер
В главных ролях: Обри Плаза, Элизабет Олсен, Билли Магнуссен, Пом Клементьефф
Дата премьеры в РФ: 16 октября

Ингрид (Обри Плаза) — молодая симпатичная девушка с дико неустойчивой психикой. Однажды она заявляется на свадьбу своей вроде-бы-как подруги и пускает в ход баллончик с перцовым газом, чем портит лицо счастливой невесте и превращает праздник в арию испуганных гостей.

После нескольких месяцев в клинике неврозов Ингрид вроде бы обретает какое-никакое равновесие. Более того, выясняется, что ее покойная мать завещала ей неплохую сумму денег. Запихав увесистые пачки в рюкзак, девушка отправляется в Лос-Анджелес — знакомиться с инстаграм-звездой Тейлор Слоун (Элизабет Олсен), чья отполированная до блеска жизнь не на шутку увлекла Ингрид.

В этом году создатели «Ингрид едет на Запад» поставили на свою полку приз за сценарий имени Уолдо Солта — и где-то первые минут тридцать это и правда очень «санденовский» фильм. Размеренный темп, обесточенные диалоги, главная героиня, лишенная каких-либо черт, кроме маниакальной любви к Instagram, красивые разгильдяи на втором плане — кажется, что еще немного, и картина провалится в чуть ядовитую, но в целом беззлобную сатиру на поколение айфонов. Но не тут-то было: режиссер по мере погружения Ингрид в мир, где ты — то, что ты лайкаешь, уверенно выкручивает ручку безумия, толкая девушку в уютный цифровой Ад, который быстро превращается в Ад аналоговый.

Хорошая имитация часто куда интереснее правды: нас научил этому еще Стивен Содерберг, а социальные сети с их копиями, снятыми с копий, которые в свою очередь сняты с копий, возводят этот принцип в абсолют. В случае Ингрид за имитацией не стоит ничего, кроме адского одиночества — она странная, поломанная, ни к чему не стремится и, кажется, умеет лишь отражать чужой свет. Здесь очень легко сделать неверный шаг и начать откровенно издеваться над главной героиней, но режиссер неизменно держит марку, иногда даже жертвуя ради этого динамикой — никакого высокомерия здесь нет, таких «Ингрид» в мире тьма, и все они заслуживают как минимум сочувственного интереса.

Мэттью Спайсер подсвечивает тщеславие, зависть, эгоцентризм и прочие «инстаграм-пороки», вертит своих непутевых героев как стеклышки на солнце, отказываясь при этом от морализаторства и каких-либо выводов. Его, кажется, вообще мало заботит, насколько фильм держит в напряжении, увлекает, будоражит — он просто создает некоторое пространство, рисует свой условный Догвилль, дает зрителю максимум свободы. Не случайно ведь Ингрид едет именно в Лос-Анджелес, знаковый город для потерянных душ и удобный плацдарм для переворачивания пресловутой «американской мечты» с ног на голову, что режиссер в финале с удовольствием и делает.