«Чужой: Завет:» И вам спасибо, биомасса и протоплазма
Maria Remiga,

Alien: Covenant / Чужой: Завет
Режиссер: Ридли Скотт
В главных ролях: Майкл Фассбендер, Кэтрин Уотерстон, Билли Крудап, Дэнни МакБрайд, Демиан Бишир
Дата премьеры в РФ: 18 мая

Давным-давно, в далекой-далекой галактике....Так, ладно. Экипаж колониального корабля «Завет» бороздит просторы, так сказать, Вселенной, стремительно направляясь к симпатичной планете, где хрупкое человечество планирует построить дивный новый мир. Однако во время пути собачка могла подрасти натыкается на другую симпатичную планету, которая ближе и вообще выглядит как конфетка. Поскольку перед этим команда успела пережить потерю командира корабля (удивительная роль Джеймса Франко), новоиспеченный заведующий всем по имени Орам (Билли Крудап) в стремлении укрепить свое шаткое положение (запрет на поминки отрицательно повлиял на его рейтинг), да и просто в припадке восторга убеждает всех, что туда надо немедленно высадиться и все изучить. Его зам и по совместительству жена предыдущего капитана Дэниелс (Кэтрин Уотерстон) накладывает вето, вето игнорируется, и вот корабль шумно припарковывается на неизведанной территории. Воздух чист и свеж, повсюду пшеница и благодать. В руках у ловких и смелых всякое умное оборудование, под боком —придворный андроид Уолтер (Майкл Фассбендер), мама, я сегодня буду ночевать не дома.

Довольно быстро выясняется, что не все планеты одинаково полезны. В чистом и свежем воздухе рассыпается нечто подозрительное и явно опасное; на пути встречаются загадочные пещеры с не менее загадочными организмами, но самой главной местной достопримечательностью оказывается андроид Дэвид (Майкл Фассбендер). Он радушно встречает гостей, цитирует Байрона; на Уолтера, несмотря на то, что тот более поздняя, а, значит, совершенная модель, смотрит свысока. Больше всего его, впрочем, интересует Дэниелс.

Пройдя путь от самого гипнотического фантастического триллера в мире до безобразного кроссовера с «Хищником», «Чужой» с незавидной регулярностью разлетался на куски и собирался вновь; последний виток его истории — завораживающий, даже элегантный, бесконечно спорный, неуловимо раздражающий. Выкинув из палитры фирменный синий и поднабравшись ярости, Ридли Скотт снова не боится взбесить зрителя, не стесняется своего безумия — ура, слава космосу. Хотя «Завет» и кишит реверансами для своих, именно фанатам он рискует понравиться меньше всего: слишком резкий, слишком уязвимый для критики, в нем слишком очевидно, как Скотту надоело, что люди не слышат, люди не знают, люди поют не о том. Но черт с ними, с фанатами, у нас тут фундаментальные вопросы: откуда мы, зачем мы и так ли уж нам необходима эта бесценная информация.

Традиционно неторопливая экспозиция сначала обманчиво приводит нас к визуально впечатляющему техно-хоррору, где высшие создания, когда-то пришедшие в причудливое сознание художника Гигера и вышедшие наружу во всем своем великолепии, крошат экипаж корабля в генетический салат. Никого не жалко, никого, но мы летали уже этим маршрутом, знаем, как оно бывает. Знаем, да не все: устаканив количество действующих лиц до необходимого минимума, Скотт запускает туда андроида Дэвида, дает ему в руки трубочку, и тот играет совсем иную мелодию: иногда чересчур пафосную, иногда откровенно дурацкую, но дьявольски красивую и по итогу пробирающую до костей.

Даже самые крепкие разумом при столкновении двух Фассбендеров рискуют потерять волю, и дело не в том, что Майкл, вечная жертва своего физического совершенства, наконец-то нашел этой отвлекающей красоте идеальное применение. Хороший сверхразум и плохой; что ты можешь, ты же просто машина; человеческое, слишком человеческое: тягучая дуэль двух андроидов оказывается главным аттракционом картины, отодвигая на второй план даже главную кожаную приму с выпирающим хребтом. Но это снова уловка, всего лишь впечатляющий инструмент, с помощью которого Ридли пишет свою кровавую повесть. Дэвид, конечно, не менее Чужой, чем сам Чужой, его устами глаголит беспощадная истина: все мы — Создатели и делаем это просто потому, что можем.

Если «Прометей» долго-долго подбирался к зрителю, затуманивая его вечными вопросами только для того, чтобы назидательно откусить ему в финале голову, то «Завет», действующий по схожей схеме, в итоге приводит нас в холодный, дождливый мир, где по-настоящему страшно, но не потому, что в любой момент придет монстр и всех сожрет. То, что творит человек и то, что у него в глазах, несоизмеримо страшнее, и, прыгая из научной фантастики в хоррор, а потом в притчу практически библейского толка, фильм под конец выгибается в полный рост и стряхивает с себя остатки последней надежды. Остается только жуткий, темный сон, снисходительная улыбка мироздания на прощание, которое никогда не разгадать, не победить.

Мария Ремига