Basic Instinct


13 августа родился Альфред Хичкок.

Мастер ужасов прославился не только великими фильмами, но и своим непростым нравом. Говорят, что работать с Хичкоком было «приятно, но странно». Особенно сильно «доставалось» актрисам: Альфред часто слишком сильно увлекался исполнительницами главных ролей и оказывал на них большое давление, чем рушил профессиональные отношения, а порой и чужие карьеры. Однако думать, что Хичкок был тираном, не совсем верно: мастер просто по-настоящему погружался в свою работу и требовал такой же отдачи от всех остальных.

Дабы понять, каким Хичкок был на съемочной площадке, мы собрали несколько воспоминаний о нем от его любимых актрис. Надо сказать, что в итоге образ маэстро получается довольно противоречивым: да, великий режиссер, профессионал своего дела, превосходный рассказчик с прекрасным чувством юмора, однако вместе с этим – сверхтребовательный человек, готовый ради достижения своих целей на все.


Грейс Келли

Хичкок любил Грейс Келли несколько болезненной любовью: по сути, именно после нее увлечение «холодными» блондинками превратилось у режиссера в некое подобие патологии. Альфред до последнего не «отпускал» актрису: он даже платил отступные кинокомпании MGM, с которой у Грейс был жесткий контракт, лишь бы она могла сниматься в его фильмах.

Альфред Хичкок о Грейс Келли:

Актриса, подобная ей, дает режиссеру известные преимущества. Он может позволить себе снять более откровенную любовную сцену, если в ней играет леди, а не потаскушка. С простой актрисой это будет сама вульгарность. Но если в тех же обстоятельствах занята леди, сцена может получиться волнующей и прекрасной.

Я эксплуатировал тот факт, что ей известны плотские утехи, но не открыто, а намеками. Идеальная женщина-загадка – это блондинка, утонченная, нордического типа. Мне никогда не нравились женщины, которые выставляют свои прелести всем напоказ.

Грейс Келли об Альфреде Хичкоке:

Мистер Хичкок научил меня всему, что я знаю о кино. Благодаря ему мне стало понятно, что сцены убийства нужно снимать как любовные сцены, а любовные сцены – как сцены убийства.


Ингрид Бергман

Ингрид Бергман была для Хичкока не просто очередным мимолетным увлечением – Альфред считал знаменитую актрису другом. Это чувство было взаимно: Ингрид даже доверяла Хичкоку личные секреты. Их отношения разрушились, когда Ингрид вышла замуж за Роберто Росселини – Хичу очень не нравилось, что она снимается в фильмах мужа. Тем не менее, перед смертью Альфред виделся с Ингрид, по словам биографов, их последняя встреча была довольно эмоциональной: Хичкок даже признался старой подруге, что чувствует приближение смерти.

Альфред Хичкок об Ингрид Бергман:

Она серьезно относилась к жизни, а к актерской игре еще серьезнее.

Ингрид Бергман об Альфреде Хичкоке:

Я знала, что Хичу нравилось работать со мной. Я чувствовала это и чувствовала то же самое по отношению к нему. Он был замечательным режиссером, очень чутким. Были актеры, которые не считали так, но это с ними было что-то не так. Он был таким милым. Он никогда не считал скучными мои проблемы, профессиональные или личные. Он всегда слушал. Он был очень забавным, у него восхитительное чувство юмора, а еще он мог быть немного шокирующим.

Хич говорит только в том случае, если вы делаете что-то не так. Это огромный комплимент, если он не разговаривает с вами.


Вера Майлз

Отношения с Верой Майлз развивались по стандартной для Хича схеме: сначала все было хорошо, Альфред был явно влюблен в молодую актрису, оказывал ей знаки внимания и звал в свои проекты, однако как только Вера перестала соотвествовать идеалу (т.е. вышла замуж и стала погружаться в семейную жизнь), он тут же охладел к ней. Именно Вера изначально должна была исполнить главную роль в «Головокружении», однако ее беременность разрушила все планы. Возможно, сыграв в этом фильме, она стала бы настоящей звездой. Однако Майлз ни о чем не жалеет:

Хичкок получил свой фильм, а я – сына.

Альфред Хичкок о Вере Майлз:

Работая с Верой, я чувствовал то же, что в работе с Грейс. У нее есть стиль и ум, и у нее есть способность к сдержанности.

Вера Майлз об Альфреде Хичкоке:

Многие годы героини в его фильмах были одного типа. Ингрид Бергман, Грейс Келли и так далее. До них была Мэдлен Кэрролл. Я не их типа и никогда не была. Я пыталась ему угодить, но не смогла. Все они сексуальные женщины, но у меня другой подход.


Ким Новак

С одной стороны, исполнительница главной роли, Ким Новак, всегда старалась защитить режиссера. В своих интервью она подчеркивает, что, несмотря на жесткие режиссерские установки, Хичкок, по крайней мере, выслушал ее мнение по поводу ее героини, а молодым актрисам часто не разрешали даже этого. С другой стороны, Альфред, которому студия Ким буквально навязала (Хичкок хотел видеть в главной роли Веру Майлз, но она забеременела), часто позволял себе отпускать колкости в адрес Новак, даже спустя годы после совместной работы.

Альфред Хичкок о Ким Новак:

Мисс Новак явилась на площадку с полным набором своих идей, чего я не выношу. Я зашел к ней в гримерную и объяснил свое представление о платьях и прическах, которые обдумывал несколько месяцев. Я добавил также, что меня интересует не фабула, а визуальная интерпретация истории. Когда актер хочет обсудить со мной своего персонажа, я говорю: «Это есть в сценарии». Если он продолжает: «Но какова же моя мотивация?», я говорю: «Ваш гонорар».

Она была такой вульгарной, у нее были такие полные губы, такие толстые ноги, такая большая, обтянутая свитером, лишенная малейших признаков бюстгальтера грудь! Кажется, что она способна на многое… но увы, только кажется.

Ким Новак об Альфреде Хичкоке:

Хичкок надеялся найти во мне блондинку наподобие Грейс Келли, он верил в то, что природу можно обмануть. Поэтому в фильме (Vertigo) и чувствуется напряжение.

У нас были замечательные отношения на площадке, Альфред был истинным джентльменом, корректным и честным с актерами. Он точно знал, чего хочет, но в то же время давал высказаться и нам, и внимательно выслушивал. Он отдавал интерпретацию на наше усмотрение, думаю, это только плохие режиссеры указывают исполнителю, что делать. А хорошие позволяют думать и своей головой.


Типпи Хедрен

С Типпи Хедрен у мастера сложились, пожалуй, самые сложные отношения (хотя он вообще не любитель простых, прямо скажем). Режиссер по привычке хотел сделать актрису своим талисманом и не пускать в другие проекты, а Типпи стремилась к новым достижениям. Кончилось все достаточно плачевно для Хедрен: Хичкок, пользуясь своим именем и условиями контракта, фактически перечеркнул актрисе карьеру.

Альфред Хичкок:

Истинные леди – скромные жеманницы на публике, в постели – настоящие шлюхи.

Типпи Хедрен об Альфреде Хичкоке:

Насколько велик он был как режиссер, настолько же и одержим как мужчина. Впрочем, это касалось не только меня, но и других его муз, Ким, Джанет и Грейс. Мы считали, что это в порядке вещей.

В отношениях с Хичкоком я полагалась на свое моральное чутье. Я понимала: это неправильно, мне это не нужно и я не поддамся! Учтите, что все это на фоне того, что мне приходилось иметь дело с самыми влиятельными людьми в Голливуде. Это было омерзительно, вызывающе. Он следил за мной и даже анализировал мой почерк. У меня было чувство, что я в западне. Это не любовь, а какое-то безумие. Он угрожал погубить мою карьеру. Я сказала ему: «Делайте, что хотите, но я этого не потерплю».

Он был одним из самых замечательных рассказчиков. У него был уникальный ум и великолепное чувство юмора. Порой исключительно вульгарное. У нас были и замечательные минуты, когда Хичкок был всего лишь моим режиссером, моим учителем драмы. У нас были интересные беседы о развитии актера, о работе актера со сценарием, о развитии характера персонажа, о построении отношений с другими людьми на картине. Все это оказалось очень полезным в моей профессиональной карьере.


Источники: Ria.ru, Kommersant, Telegraph, Alfred Hitchcock and the Making of Psycho, The Guardian Film.


comments powered by Disqus