«Кловерфилд, 10»: А был ли мальчик?


Мишель собирает вещи и уезжает из города в направлении сельской местности, пока ее возлюбленный пытается по телефону исправить положение. Внезапно в ее машину кто-то врезается — и просыпается она в помещении без окон, прикованной наручниками к стене. Взаперти ее держит странный мужчина Говард, утверждающий, что спас Мишель от верной гибели, ведь снаружи произошла катастрофа, из-за которой погибли все люди.

Вышедший в 2008 году снятый в стиле found footage хоррор Cloverfield внезапно для всех обзавелся продолжением, да не простым, а с абсолютно другой концепцией и подходом. Общая на два фильма, кажется, только вселенная. Если оригинал отображал действия и эмоции людей, случайно оказавшихся в эпицентре трагических событий, и вызывал тяжкое ощущение бессилия, то «Кловерфилд, 10» сжимает масштабы до одного бункера с тремя людьми в нем. Вместо дрожащих камер традиционная операторская работа с преобладанием крупных планов — соответственно, и фильм погружается куда глубже - в души своих персонажей. Было бы очень легко провалить всю затею, но «Кловерфилд, 10» мало того что выстаивает под гнетом предшественника, так еще и покоряет множество невзятых высот.

Блестящий сценарий выжимает из ситуации все, что только возможно, и все грани этой истории одинаково интересно наблюдать: здесь и напряженный триллер с тугой, как пружина, интригой; и выматывающая драма отношений, исследующая патриархальные предрассудки и синдром Бога и раба его; и комедия, вытекающая из образа сосуществования троицы. И все-таки в основе успеха здесь дуэт. Мишель является сильнейшим женским персонажем, который в скором времени должен стать традицией — уязвимая, но рассудительная и изобретательная, и Мэри Элизабет Уинстед великолепна в этой роли. Говард — комплексный образ одержимого властного человека, который пробуждает дьявольские стороны Джона Гудмана, долго находившиеся в спячке. Кажется, из-за обхода стороной именно этих перформансов мы будем ныть о замшелости Оскара в следующем году.

Саундтрек местами напоминает работы Бернарда Херрманна для Хичкока — идеальной музыки для виртуозного вытягивания жил. И не зря он здесь: добрые полтора часа саспенс царит повсюду, и становится даже немного обидно, когда карты все-таки выкладываются на стол. Впрочем, ничего нового — недомолвки всегда интереснее прямого контакта. Впечатления окончательно сглаживаются после финала, ставящего эффектное многоточие и одновременно воздающего по заслугам своим персонажам. Голливудское кино здорового человека.

Сергей Кощеев


comments powered by Disqus